Сегодня Пятница 04 Декабря 2015 г.
Поиск:
|  Статьи Гостевая На главную Отправить сообщение на e-mail
Главная новость Основные
Salut, Renault. Блокпакет ВАЗа сегодня отойдет французскому автоконцерну

МИЛИЦИОНЕРЫ ВМЕСТО ЭКОНОМИСТОВ

24 марта 2007 г.

Этот материал я с самого начала определила для себя как «интервью с курсом». С курсом сельскохозяйственной академии. Честно говоря, такого «подвида» среди жанров журналистики я не знаю. Обычно подобные встречи носят название круглого стола. Но в данном случае это определение не годится. Потому что цель у меня была, как при интервью: получить ответы на гору скопившихся к студентам-аграриям вопросов. Дело в том, что за последний год, когда кадровая тема вышла на первые полосы газет, про позицию молодежи по отношению к работе на селе кто только не рассказывал. И представители власти, и руководители хозяйств, и преподаватели учебных заведений. Все, кроме, пожалуй, самих студентов. Но я вовсе не была уверена, что у меня получится откровенный разговор одновременно с тремя десятками человек. В качестве «собеседника» мне достался 4-й курс экономического факультета, ибо, согласно статистике, именно в экономистах сегодня испытывает самую острую нехватку АПК Самарской области. Специалистами упомянутого профиля хозяйства укомплектованы всего на 22%! И в процессе общения с ребятами у меня возникло ощущение, что они давно ждали, когда кто-нибудь задаст им эти вопросы – из них ничего не пришлось вытаскивать клещами. Свое мнение студенты высказывали охотно и честно. Поэтому я впервые не стала срезать редакторской правкой острые углы в некоторых ответах: иначе это интервью потеряло бы всякий смысл.

- Почему вы решили стать экономистами в сельском хозяйстве? Почему выбрали именно СГСХА?

- У всех свои причины. Я, например, выбрала, потому что ближе к дому – к Богатовскому району. Усть-Кинельский – тихий, зеленый поселок. А вообще, сельхозакадемия – это, скорее, был выбор моих родителей.

- Много таких, за кого выбирали родители?

- Я и сам хотел на экономический, а поскольку живу в селе, проще всего было поступить в сельхозакадемию. Но большинство, да, последовали совету родителей. Никто не мечтал стать экономистом в сельском хозяйстве.

- К чему сводились ваши представления о сельском хозяйстве на момент поступления? С чем оно у вас ассоциировалось?

- Ну, мы все почти из села. Корову точно представляли (смех). А ассоциировалось… Большой колхоз. Большая территория, где заброшена, не обрабатывается земля, и нет заинтересованных в работе людей.

- И тем не менее, пошли учиться на экономистов по сельскохозяйственному профилю.

- Ну, мы же - будущее. Надеялись исправить что-то к лучшему.

- Ага, значит, мысль о преобразованиях всё же была. К концу 4 курса взгляды как-то изменились?

- Изменились. Мы понимаем, как в сельском хозяйстве распределяются кредитные средства.

- Поделитесь, пожалуйста.

- Только малая часть идет на развитие производства. А большая… на другие нужды. На сведение концов с концами. Нет, в данный момент, мы видим, государство пытается поднять сельское хозяйство, но у нас особо желания нет возвращаться туда. Потому что даже если будут строиться коттеджи и платиться хорошая зарплата, населения в сельской местности осталось так мало, что уже неинтересно работать.

- И куда уходят ребята после окончания экономического факультета сельхозакадемии?

- Кто куда. Много – в милицию. Потом в банки, в торговые организации. Да чуть ли не во все сферы. Кроме сельского хозяйства (смех).

- То есть диплом СГСХА неплохо котируется на рынке экономических услуг?

- Нам говорят, что некоторые наши курсовые посильнее, чем дипломные работы в экономической академии. Может, лукавят, конечно. Но в «Россельхозбанк» выпускников СХИ берут охотно.

Пять тысяч – тоже стимул

- Вам известно, что ваша профессия сегодня – самая дефицитная в АПК Самарской области?

- Для нас это новость. Не больно-то руководители хозяйств горят желанием принимать молодежь. Такое впечатление, что они держатся за свое место просто. Сами себе экономисты, зачем им кто-то со стороны? И когда приходит время устраиваться на работу, мы слышим, что наименьшая потребность как раз в экономистах. Никто из руководителей не сказал, что ему нужны специалисты нашего профиля.

- А если бы вам сказали: вы очень нужны в деревне, это было бы стимулом для пересмотра своей позиции по трудоустройству?

- Было бы, но не главным. Главный стимул – удовольствие от работы, чтобы хотелось туда идти. И материальная стабильность. Перспектива очень важна. Карьерный рост. А устраиваться в разваленный колхоз, где техника списана, зачем? Никто не говорит, сколько хозяйств в нашей области не получают прибыль, живут на грани нищеты. А таких, нам кажется, гораздо больше, чем хороших.

- Поговорим о зарплате. По вашему мнению, сколько вы сейчас реально стоите, как специалисты?

- На данный момент немного. Мы еще столько не знаем! Не надо золотых гор, но что-то впереди должно быть. Если в цифрах говорить… Где-то тысяч 8 в месяц. Многим хватило бы и пяти, лишь бы знать, что уровень зарплаты будет расти вместе с твоей квалификацией.

- Вот сейчас губернатор говорит вам: если вы идете по линии молодежного набора работать в село, жилье – пожалуйста, зарплата – 20 тысяч и должность главного специалиста. То есть все ваши пожелания учтены. Вы хотели бы работать в команде молодых специалистов?

- Нет, пожалуй. Как-то не верится во всё это. Эти специалисты в Клявлинском районе, разве они живут в коттеджах?

- Именно там.

- Да, только перестроенных из коровников. Там жить вообще невозможно. Что, разве не так?

- Совершенно не так. Это просто слухи. А что еще вы знаете о первой команде в Клявлинском районе? Что передают по «телеграфу джунглей» в академии на эту тему?

- Передают, что ребята там никакого прогресса с молодыми специалистами в делах хозяйства не произошло. Что их бросила даже наша академия, хотя обещала помочь с разработкой того же бизнес-плана. Что рядовые исполнители против них настроены, и контакта с людьми нет. А без помощи ничего не получится. Вот сейчас даже нас направь туда, мы навряд ли себя хорошо проявим. Надо заранее это как-то всё делать, ребят готовить. Курса с третьего. Чтобы они ездили, смотрели, как там дела делаются. Тогда, глядишь, и к ним относились бы в хозяйствах как к будущим специалистам, а не как к обузе. Потом еще такой момент. Мы бы лучше остались в своих районах. Зачем нам ехать в Клявлино? Я вот, например, из Шигонского района, в котором существует всего два хозяйства, и то растениеводческих. Животноводства вообще нет. То есть можно было бы сформировать команду из шигонских ребят, но в нашем районе такой бригаде просто нет применения. Да и зачем идти в убыточное хозяйство?

- Чтобы попробовать поднять его.

- Это утопия. Один человек ничего не сделает. И команда специалистов, которые не знают производства, тоже окажется бессильна. В хозяйствах есть еще рядовые исполнители, которые и слушать-то молодежь не станут. И работать они не хотят. Кто будет реализовывать передовые идеи? Сам сядешь на трактор и поедешь? Нет. А как мы сможем повлиять на других людей?

Столик на уровне пола

- Вариант, который будет опробован на базе СПК «Прогресс», когда команда поступает в подчинение опытных специалистов, вам нравится больше?

- Конечно! Понимаете, нам необходимы какие-то наставники. А то, когда проходим практику, с нами же вообще никто не разговаривает. Мы приходим в хозяйство, а от нас все шарахаются, как неизвестно от кого.

- А где именно вы проходили такую практику?

- В Оренбургской области, например. Когда не хотят даже толком разговаривать. Ничего не объясняют, ничего не показывают. Приходится бегать за всеми и просить, чтоб хоть несчастную бумажку показали. Только и слышишь: «Не знаю, не знаю». В Самарской области не лучше. Я была на практике в одном очень крупном известном предприятии. Мне там выделили столик чуть выше уровня пола, сказали, что никаких документов нет, что показать ничего не могут, и посоветовали найти себе какое-нибудь занятие. Я там просидела один день и больше не пошла. Уехала в свой район. Там тоже ничего не объясняли, но хотя бы поближе к дому. Ну и как нам получать практические знания? Ведь теория – это одно, а производство от нее отличается. А в том же «Прогрессе» с молодежью будут заниматься специалисты, которые объяснят хотя бы что-то.

- Руководители предприятий, если их спрашиваешь, почему у них нет молодежи, сетуют, что никто из вас не хочет много работать, все хотят развлечений и жить непременно в городе. Насколько это соответствует действительности?

- Ничего подобного! В городе, конечно, развлечений больше, но всю жизнь ведь не будешь ходить по дискотекам. В Самаре или Тольятти еще нужно пробиться. Никто нас в городах не ждет, чтобы огромные деньги платить. Поэтому, было бы где работать, с удовольствием остались бы в своих районах. Но сейчас нам уже кажется, что ничего хорошего в деревне нет, никакого развития и роста. И не будет.

- Не могу с вами согласиться. Мне как раз кажется, что именно сегодня сельское хозяйство предоставляет вам уникальную возможность сделать успешную карьеру, зарабатывать хорошие деньги. Национальный проект, кстати, не заставил вас по-другому взглянуть на ситуацию?

- Нацпроект – это, конечно, хорошо. Но мы сомневаемся, что всё будет так, как обещают. По-моему, то, что пишут в газетах и показывают по телевизору, не всегда соответствует действительности. Вроде бы что-то делается, но страшновато: а вдруг завтра нацпроект отменят, и с чем мы останемся? Так что мы сейчас в некотором роде на перепутье.

Мастер-класс с министром

- А что могло бы повернуть ваш маршрут в сторону сельского хозяйства?

- Может быть, более детальная информация о каких-то положительных примерах в производстве. Поездки на предприятия, которые развиваются. Если бы нам объяснили, как достигается успех и неудача в агропроме на опыте конкретных хозяйств. Было бы неплохо на практических занятиях всем вместе разбирать финансовую ситуацию в реально существующих предприятиях, искать какие-то решения. Мы же очень оторваны сейчас от действительности. Вот недавно изучали животноводство по учебнику 80 года. А сейчас уже, наверное, какие-то новшества в производство внедрены. А мы про них ничего не знаем. Ну и как экономист может тот же бизнес-план составлять, если он не представляет возможности новых технологий? И вряд ли что-то изменится. Вот у нас скоро практика, опять посадят нас за столик чуть выше пола… (смех). И так 2 месяца.

- То есть хочется настоящей работы?

- А вы как думаете? Мы бы хоть разобрались, в чем заключаются обязанности экономиста в сельском хозяйстве. К концу практики уже могли бы какие-то простые операции выполнять, помогать штатным экономистам. Но никто не хочет с нами возиться.

- А как начет экскурсии на развивающееся предприятие вместе с министром сельского хозяйства области или с кем-то из его замов?

- Вы еще спрашиваете! Это же настоящий мастер-класс мог бы быть! Только разве нас пустят к министру, чтобы поговорить?

- Думаю, это не проблема. Что бы вы сказали министру?

- Если мы сейчас скажем, не будет смысла в совместной экскурсии (смех). А очень бы хотелось с Александром Васильевичем пообщаться лично. Так что позвольте нам пока сохранить свои вопросы в секрете.

Наверняка кто-то ахнет: сколько же у этих ребят в голове напутано! Только, как мне кажется, нет никакого толку спорить, правы они или нет в своих часто категоричных суждениях. Потому что они просто так думают. Сегодня. Завтра они, возможно, станут думать по-другому. Но вот это уже во многом зависит от позиции губернского минсельхоза, руководителей предприятий и сельскохозяйственной академии. Чтобы изменить мировоззрение студентов 4-го курса, есть еще целый год.

Борис Алешин: "Мы – с Renault"На днях будет подписана сделка между АВТОВАЗом и французской компанией Renault.

«В нашем театре нет ни дрязг, ни сплетен, сюда идешь, как к себе домой»

Геннадий Куропаткин,заведующий ортопедическим отделением №1 больницы им. Калинина, заслуженный врач России: «Обычные хирурги всё время что-то отрезают. Мы же только добавляем, наращиваем или заменяем»

Андрей Луговой: «На посту президента России себя не вижу»

Геннадий КИРЮШИН: «Я готов быть менее активным участником бизнес-процесса – стать инвестором». Председатель совета директоров СМАРТСа решил отойти от дел и заняться политикой

Работа идет не только по плану

Жириновского попросили о Луговом

Встреча Владимира Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай»

Андрей ШОКИН: «Вести социально ответственный бизнес для меня гораздо важнее, чем заниматься политикой»

Лев ПАВЛЮЧКОВ: «Зеленые» стали голубыми»

Губернатор Самарской области - Владимир Владимирович Артяков

Третьяк: Путин — залог успеха

Дембельский альбом Владимира Путина

Самара отпраздновала День города

Урны на улицах города Самары

Улицы Самары глазами простого горожанина - 2

Открытые люки - 2

Lada Priora. Фото

Пикет КПРФ у Губернской Думы 24.04.07

Малометражка от АвтоВаза

Открытые люки

Состояние Набережной р. Волга в Самаре (20.04.07)

"Вот я могу сказать, за мэрии здесь закреплен Струковский парк. Вот до тех пор он не станет чистым, я с него не слезу" (мэр Самары Виктор Тархов, "Эхо Москвы в Самаре" от 11.04.07) Фото от 23.04.07

Самара. Воскресенье, 22.04.07, после Всероссийского субботника

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
www.profnastil-ksp.ru

©«Самарапресса.Ru»
Электронный архив самарской прессы
«Sampressa.ru»
(8422) 41-00-30
89277091133
Редакция не несет ответственности за достоверность информации,
опубликованной в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.