Сегодня Пятница 04 Декабря 2015 г.
Поиск:
|  Статьи Гостевая На главную Отправить сообщение на e-mail
Главная новость Основные
Salut, Renault. Блокпакет ВАЗа сегодня отойдет французскому автоконцерну

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ АКТЕРЫ

24 марта 2007 г.

Рассказывает Борис Кожин

Дождь лил как из ведра. Было это 13 января 2007 года. Хоронили Зою Константиновну Чекмасову. Хоронили из квартиры. Из Дома специалистов, что на Галактионовской улице.

Зоя Константиновна родилась 8 мая 1900 года. Ей было 106 лет. Старики, старухи. Очень пожилые люди пришли на похороны Чекмасовой. Они никак не могли подойти к дому. Дождь лил, и перейти Галактионовскую улицу было невозможно. Но они все-таки, все-таки как-то преодолевали трамвайную линию и ждали, ждали, когда вынесут гроб.

Было много народу. Все стояли под проливным дождем. Такая у нас была зима в этом году. Такой был январь.

Мне кажется, что я уже говорил об этом коротком стихотворении. О том, что напечатано было в газете «Волжский комсомолец». В первомайском, праздничном номере.

«Всегда в театре кассово,

всегда в театре массово,

когда в афише значатся

Шебуев и Чекмасова».

Шел, если мне не изменяет память, 1956 год. Чекмасова еще играла на нашей сцене. Вместе с мужем Георгием Александровичем Шебуевым.

Шебуев Георгий Александрович, как и Зоя Константиновна Чекмасова – легенда Самары. Легенда нашего с вами города. Давным-давно уже нет Георгия Александровича Шебуева. Нет и установленной в его честь мемориальной доски. Висела на Доме специалистов. Сорвали! Продали? Сдали как лом цветного металла? От Зои Константиновны Чекмасовой это хранили в тайне. Она не знала, что мемориальная доска исчезла.

Георгий Александрович Шебуев. Это он написал книжку «Актерское счастье». Это он играл в нашем драматическом театре с конца тридцатых годов. Мне приходилось видеть и его, и Чекмасову на сцене. Я вообще рассказываю сейчас только о тех актерах, которых видел на сцене. Об актерах, с которыми был в приятельских, а иногда в дружеских отношениях. Только о них.

Когда умерла Зоя Константиновна Чекмасова, все наши газеты писали о ней. Писали: «Не стало Джульетты». Я в роли Джульетты ее не видел. Но я видел ее в других ролях. Я видел ее в «Ревизоре». Я видел ее в знаменитом когда-то спектакле нашего драмтеатра, который назывался «Незабываемый 1919-й» и был поставлен по пьесе Вишневского. Я видел ее в очень интересном комедийном спектакле «Ищу правую руку».

А вот Шебуев… Шебуева я видел не только в спектаклях. Я никогда не забуду, как в 57-м, или в нет - в 58-м году теперь уже прошлого века в Самаре проходили Горьковские чтения. И мы, студенты филологического факультета пединститута, бежали в оперный театр, бежали в драмтеатр, где эти Чтения проходили. В город приехали известные на всю страну горьковеды. Приехал знаменитый горьковед Борис Бялик. Приехала жена Горького Екатерина Павловна Пешкова. Не уходил с этих чтений и Георгий Александрович Шебуев. Человек энциклопедических знаний, он рассказывал о горьковских пьесах на самарской, на куйбышевской сцене. Он рассказывал о старой Самаре. Рассказывал о городе, неотъемлимой частью которого был сам.

Мы на студии кинохроники сняли фильм «Провинциальные актеры». Режиссер картины - Борис Свойский, в картине этой рассказывается и о Чемасовой, и о Шебуеве, рассказывается и об этой удивительной самарской семье тоже.

У Чекмасовой и Шебуева был сын Михаил. И он был известным в городе человеком. Он был врач. И многие любители футбола знают его как спортивного врача команды «Крылья Советов».

Михаила Георгиевича Шебуева нет. Умер. И довольно давно. Но у него две дочери. Ольга и Наталья. Внучки Георгия Александровича Шебуева и Зои Константиновны Чекмасовой, и я думаю, что Ольга и Наталья подарили бабушке ни один год жизни. Ольга Шебуева, как и ее бабушка - актриса. Известная самарская актриса, но мне бы хотелось сказать о ней не как об актрисе. Мне бы хотелось сказать о ней как о человеке. Я не очень близко знаком с Ольгой Шебуевой. Но я знаю, сколько она сделала для того, чтобы Зоя Констатиновна Чекмасова жила и жила.

Пожар в Доме специалистов. Кто не помнит этого страшного пожара в Самаре? И я хорошо помню, как все спрашивали: «Там же Чекмасова! Это же горит то самое крыла, где она живет! С Галактионовской. Как она? Как Зоя Константиновна?»

Всколыхнулся весь город!

Жива Чекмасова. Жива.

«Чекмасова жива? А где она? Как перенесла пожар?» Оля помогла. Оля, которая давно уже, многие годы не отходила от бабушки. И Наташа, ее сестра. Не отходили от бабушки. И вывели! Вывели Зою Констатиновну. Одели и вывели. Из дома. Спасли ее. Больше ничего не удалось спасти. Но Зою Константиновну спасли. Спасли ее внучки.

Зоя Константиновна перенесла пожар. Потом вернулась в отремонтированный дом, в отремонтированную квартиру и жила дальше. Она родилась 8 мая 1900 года, и 8 мая 2007-ого ей бы исполнилось 107 лет.

А когда Зое Константиновне Чекмасовой исполнилось 100 лет, она выступала по нашему радио. Она рассказывала о себе, рассказывала о нашем театре. Не помню, кто тогда был рядом со мной, помню точно, что не самарец, и помню, что я спросил этого человека. - Как по-твоему, - спросил я его, - вот женщина, которая рассказывает о театре, сколько ей? - Думаю, - сказал он, - лет шестьдесят пять. Ну, семьдесят. - Дурачок! - говорю.- Это Зоя Констатиновна Чекмасова. Ей сегодня -100 лет!

Был 2000 год. Было восьмое мая. И Зоя Константиновна Чекмасова в год своего столетия, в год своего векового юбилея очень интересно и весело рассказывала о своей жизни и о нашем драмтеатре. Сыпала именами, фамилиями, названиями спектаклей. Вспоминала числа (числа, а не только годы!), в которые эти спектакли шли. Вспоминала замены…

Все, кого я встречал на следующий день, говорили: «Ты слышал вчера Чекмасову? Боже, какая удивительная память!»

Удивительная память. Удивительный человек.

А вот еще один актер, о котором мне хотелось бы сказать. Актер из тех же – пятидесятых, сороковых годов прошлого века. Валерий Анастасьевич Бурэ.

Не раз мне приходилось видеть и его на сцене. Я уже упоминал «Незабываемый 1919-й» - Сталина играл Бурэ. Главная фигура в пьесе Вишневского «Незабываемый 1919-й» - Сталин. Сталина играл Валерий Анастасьевич Бурэ. А на следующий день, в дневном спектакле играл Хлестакова. Я видел Бурэ в пьесе «Великий государь», он играл Ивана Грозного. Валерий Анастасьевич Бурэ мог сыграть кого угодно и производил потрясающее впечатление на всех, кто его видел.

Жена Бурэ, актриса Торосинская, тоже играла в нашем драматическом театре. А потом они уехали в Сталинград. А потом нам в пединституте (я тогда еще учился сказали: «Вчера в Сталинграде умер Бурэ».

Бурэ умер на репетиции. Репетировал роль царя Федора Иоанновича в пьесе Константина Толстого. Вот во время репетиции прямо в царском одеянии он и рухнул. И скончался.

Так не стало Валерия Анастасьевича Бурэ. Блистательного театрального актера. Блистательного…

Хотя играл Бурэ не только в театре. Он играл и в кино. И его приглашали в Москву. Знаете, кого играть? Ленина!

Сталина? Пожалуйста. Царя Федора Иоанновича? Пожалуйста. Хлестакова? Пожалуйста! Возможности огромные. Как и у Георгия Александровича Шебуева, как и у Зои Константиновны Чекмасовой. Огромные! И мне кажется, что вот эти актеры - Бурэ, Шебуев, Чекмасова - были каким-то таким знаком самарского театра на протяжении очень многих лет. Какой-то такой удивительно яркой страницей. И театра, и нашей жизни тоже. Мы были тогда совсем детьми и чаще все-таки бегали в театр юного зрителя, но и в драмтеатр, конечно. В драмтеатр. На Шебуева, на Чекмасову, на Бурэ. Я говорю «мы» потому, что уверен: все мои самарские ровесники, большинство, знали этих актеров и вспоминают о них до сих пор.

А вот здесь на секунду остановлюсь и… произнесу три слова: Вера Александровна Ершова.

Вера Александровна Ершова родилась в 1917 году. На 17 лет моложе Зои Константиновны Чекмасовой. И тоже человек, без которого наш драматический театр не мог существовать. Вера Александровна Ершова… Трудно мне о ней говорить. Трудно. С Верой Александровной Ершовой я был близко знаком. Мы приятельствовали, и все еще не утихла боль, и не знаю, утихнет ли...

Ровно год назад не стало Веры Александровны Ершовой. Она родилась 8 апреля 1917 года. А умерла 6 апреля 2007-го. Не дожила до своего 90-летия двух дней. И хоронили ее в ее день рождения. Из драмтеатра. А я стоял у гроба и вспоминал встречи с ней. Удивительные встречи с Верой Александровной Ершовой.

Она могла позвонить по телефону и сразу с места в карьер: «Ну, вы, наверное, знаете, что у меня 8 апреля день рождения?» Я говорю: « Ну, а как же, Вера Александровна! Ну, а как же». – «Ну, может быть, вы придете ко мне? Ну, может быть, вы принесете кофе попить? У вас есть кофе? Принесете?» - «Обязательно, Вера Александровна! О чем вы говорите?» - «Я очень люблю черный кофе. Торт у меня будет, а вот кофе…» - «Вера Александровна, прекратите торговаться. Давайте мы сделаем так: и кофе, и торт мы принесем сами, а вы не беспокойтесь». – «Но, знаете, я сейчас плохо выгляжу». – «Не надо кокетничать, Вера Александровна! - кричал я в телефонную трубку. – Вы всегда выглядите прекрасно. Но вот о съемке мы никак не можем с вами договориться». – «А потому что я плохо выгляжу. И потому, что я не знаю, в каком платье мне надо быть, когда я буду отвечать на ваши вопросы. Вот если я надену белое платье?..» - «Хорошо, Вера Александровна…» - «А если …» - «Вера Александровна, вы прекрасны в любом платье!»

Вот такие разговоры вели мы с Верой Александровной Ершовой по телефону. Мы - это студия кинохроники. Те, кто не только на сцене ее видел. Те, кто не раз снимал ее для фильмов. Снимал в театре, у нее дома, на Самарской площади, где она жила со своим мужем, с Николаем Николаевичем Кузьминым. А потом в ее квартире на Вилоновской, где она жила после смерти Николая Николаевича Кузьмина.

Мы – это те, кто очень, кто необыкновенно ее любили. Она это прекрасно понимала. Прекрасно. Она приглашала нас на свои спектакли и все время жаловалась. Она постоянно жаловалась. Она говорила: «Мне совсем нечего играть. Я играю всего в двух спектаклях. А мне надо как можно больше играть. Как можно больше!»

И играла. Совсем недавно - в «Афинских вечерах». Играла, на мой взгляд, просто изумительно. Буквально за год или за два до своей смерти она стреляла из пистолета, прыгала на одной ноге, танцевала, веселилась, а потом мы брали у нее интервью. Мы сказали ей: «Вера Александровна, прямо так – не надо переодеваться, прямо в гримуборной».

«Но вы видели? - говорила она, сидя в платье героини в гримуборной. – Видели, что когда я выстрелила из пистолета, у меня загорелся парик? Видели?!» - «Да, что-то там у вас с париком было». – «Но я быстренько его потушила», - говорила нам Вера Александровна Ершова, которая только что на сцене стреляла из пистолета, прыгала на одной ноге, и танцевала в свои восемьдесят семь лет. Ну, вот как можно относиться к такой актрисе?!

Я видел Веру Александровну Ершову в разных ее ролях. Я видел всех ее королев. Я видел ее в «Ревизоре». Я видел Веру Александровну Ершову множество раз и всегда удивлялся… Все всегда удивлялись ее стати и ее высоким каблукам. Все, кто говорил или говорит о Ершовой, все говорят о высоких каблуках. Но меня удивляли не каблуки. Не ее наряды. Не ее всегда изысканные прически. Не стать. Меня удивляла, поражала воля этой женщины. Совершенно непоколебимая, огромная воля к жизни.

Она перенесла инфаркт. Она встала после инфаркта, она в феврале прошлого года вышла на сцену. Умерла 6 апреля. А в феврале, в свои 89 лет она еще играла.

Никак не могу понять, откуда у таких людей, как Вера Александровна Ершова, берется столько сил. Что дает им эти силы? Все говорят, любовь к искусству, любовь к театру. Нет, мне кажется, этого мало. Что еще? Я думаю, что они родятся с такой волей. Я думаю, что это еще и огромное самовоспитание, и… Может быть, любовь? Неизбывная любовь к этой реке, городу, который стоит на ее берегу, набережным этого города.

Ершова приехала к нам из Курска в сороковые годы. Но стала самарской актрисой. Самарской. С самарским характером, самарским восприятием жизни. Вера Александровна была влюблена в Самару! А еще она была влюблена в своего Колюню, как называла мужа, Николая Николаевича Кузьмина.

Смерть Кузьмина подкосила Ершову. Вера Александровна пришла к Монастырскому и попросила, чтоб он помог ей переехать в другую квартиру. Она не могла оставаться в той, где жила вместе с Николаем Николаевичем Кузьминым. Не могла оставаться на Самарской площади. Ей нужно было сменить место обитания. Так она переехала на Вилоновскую улицу в дом номер 1. Переехала и была очень довольна тому, что ей не надо больше подниматься в опустевшую после смерти мужа квартиру. После смерти Кузьмина.

Николай Николаевич Кузьмин. Вот тоже фигура! С Николаем Кузьминым мне приходилось встречаться не раз. И не только тогда, когда он выходил на сцену. Мне приходилось видеть его в разных ситуациях. И я думаю, что Николай Кузьмин был абсолютно бесстрашный человек. Чтобы понять это, достаточно было увидеть, услышать, как Кузьмин разговаривает, скажем, с работниками областного комитета партии, отстаивая интересы какого-то актера. Я был свидетелем этому и могу сказать: Николай Кузьмин вел себя как гражданин, совершенно не задумываясь о последствиях.

Человек необыкновенной прямоты. Честности. Какой-то удивительной правды.

Веру Ершову похоронили в той же могиле, в которой похоронен ее муж. Над могилой - дуб. Во дворе на Самарской площади поднимался, у самых окон Ершовой и Кузьмина. Молодой еще совсем, только начинающий жизнь. Николай Николаевич и посадил. А когда Николая Николаевича не стало, актер нашей драмы Иван Морозов пересадил дубок на его могилу.

Двое теперь под этим деревом. Николай Николаевич Кузьмин и Вера Александровна Ершова. На Центральном кладбище. В аллее, где похоронены многие наши актеры…

Ольга ВЕРЕТЕННИКОВА

Борис Алешин: "Мы – с Renault"На днях будет подписана сделка между АВТОВАЗом и французской компанией Renault.

«В нашем театре нет ни дрязг, ни сплетен, сюда идешь, как к себе домой»

Геннадий Куропаткин,заведующий ортопедическим отделением №1 больницы им. Калинина, заслуженный врач России: «Обычные хирурги всё время что-то отрезают. Мы же только добавляем, наращиваем или заменяем»

Андрей Луговой: «На посту президента России себя не вижу»

Геннадий КИРЮШИН: «Я готов быть менее активным участником бизнес-процесса – стать инвестором». Председатель совета директоров СМАРТСа решил отойти от дел и заняться политикой

Работа идет не только по плану

Жириновского попросили о Луговом

Встреча Владимира Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай»

Андрей ШОКИН: «Вести социально ответственный бизнес для меня гораздо важнее, чем заниматься политикой»

Лев ПАВЛЮЧКОВ: «Зеленые» стали голубыми»

Губернатор Самарской области - Владимир Владимирович Артяков

Третьяк: Путин — залог успеха

Дембельский альбом Владимира Путина

Самара отпраздновала День города

Урны на улицах города Самары

Улицы Самары глазами простого горожанина - 2

Открытые люки - 2

Lada Priora. Фото

Пикет КПРФ у Губернской Думы 24.04.07

Малометражка от АвтоВаза

Открытые люки

Состояние Набережной р. Волга в Самаре (20.04.07)

"Вот я могу сказать, за мэрии здесь закреплен Струковский парк. Вот до тех пор он не станет чистым, я с него не слезу" (мэр Самары Виктор Тархов, "Эхо Москвы в Самаре" от 11.04.07) Фото от 23.04.07

Самара. Воскресенье, 22.04.07, после Всероссийского субботника

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
www.profnastil-ksp.ru

©«Самарапресса.Ru»
Электронный архив самарской прессы
«Sampressa.ru»
(8422) 41-00-30
89277091133
Редакция не несет ответственности за достоверность информации,
опубликованной в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.