Сегодня Пятница 04 Декабря 2015 г.
Поиск:
|  Статьи Гостевая На главную Отправить сообщение на e-mail
Главная новость Основные
Salut, Renault. Блокпакет ВАЗа сегодня отойдет французскому автоконцерну

ЭЛЕМЕНТАРНО, ВАТСОН

21 марта 2007 г.

Было пятое марта. Был понедельник, но гороскопы все равно обещали только хорошее. И утро астрологов не подвело. Каша моя не пригорела. И соседка, что держит в страхе весь наш этаж, не сделала внушений за то, к чему я не причастна. И солнце светило вполне по-весеннему, притом что восток отчизны занесло почти весь. Больше того, астрологи обещали прибыль. Так вот, и прибыль была. Я получила аванс. Но вот с этого места прогнозы и жизнь пошли в разные стороны. Звезды обещали на вечер чувство глубокого удовлетворения от удачно сложившегося дня, а удача после обеда сказала мне: «Прощай, дорогая».

Аванс я получила в 12.30, в 12.40 сунула весь его в портмоне. В большое такое – мужчинское. Специально обзавелась большим, чтобы кроме денег визитки нужных людей туда складывать; пропуски - один в Дом печати, другой в администрацию области, а также красную книжицу, удостоверяющую, что я это я, и именно в «Волжской коммуне» служу, а не в итальянской «Республике», скажем.

Причем деньги на этот раз у меня в портмоне были двух родов. Аванс –2.200 рэ и тысячи, наверное, полторы, что припасла на подарки родне женского рода. Из этих полутора тысяч я половину, правда, тут же потратила. В «Перекрестке», где кроме продуктов есть для презентов много разного симпатичного по небольшой цене. Потратила, значит, стою вся в пакетах на остановке «Ботанический сад», а на спине у меня - маленький такой рюкзачишко. Болтается с тем самым авансом, что в портмоне. При этом очертания кошелька под деликатной кожей дамского рюкзачка искусительно явственны. Но я стою и не дую, как говорится, в ус.

Стою, и еще светло, еще - день. И народ окрест. И газелей много. Но они как - то все теперь не мои, либо, битком набитые, не останавливаются. Наконец одна нужного номера тормозит, и я - к ней, но дева юная опережает. Встает в дверном проеме и ни туда - ни сюда, а только вопросы - водителю. Расспрашивает о маршруте. Неторопливо так, что для газелевских пассажиров нехарактерно. Но у меня опять ни проблеска подозрительности, а нетерпение только одно. Я же за ней стою, и тоже - ни туда ни сюда, потому что и за мной, за спиною моей , на которой -рюкзак с авансом, тоже уже люди скопились и пытаются меня, по давлению чувствую, в газель сквозь девушку пропихнуть.

Они стараются, очень, мое нетерпенье растет, а девушка как впаянная - я не пропихиваюсь и не пропихиваюсь, но … отцепилась. Девушка. И я внутри, и даже сижу, и чуть машина - ходу, скидываю со спины рюкзак, ну, чтобы молнию на нем расстегнуть, портмоне достать и с водителем рассчитаться, и понимаю, что расстегивать ничего не надо, и без того разинуто все и зияет навстречу мне тарричелевой пустотой. «Стой!» - кричу я водителю, который уже до Революционной газель довел . «Остановите, сойду, кошелек у меня вынули, расплачиваться мне с вами нечем, и придется идти до дому пешком».

И вот иду в пакетах вся, за спиной рюкзачишко без портмоне, а в голове - элементарность жульничества, жертвой которого я только что пала.

Их, безусловно, банда. Человека, как минимум, в три. Вот эта девочка, что в дверях застревает, ну и другие, которые, пристроившись у меня за спиной, создавали видимость столпотворения. Именно видимость, потому что в конце концов не сел ни один.

«Классический случай», -говорили мне позже знающие. Классический. Летом таким же манером двое пытались у гражданки сотовый слямзить. В трамвае, правда, было, но на этом же перекрестке. Пассажиры, в числе которых и я находилась, предотвратили. Одни закричали, другие за жуликов стали цепляться, те сотовый кинули и - в двери транспорта, которые открылись как раз.

Короче, справедливость восторжествовала. Хотя не вполне. В моем случае справедливость не восторжествовала никак. Но покуда я двигалась, увязая шпильками во снегу и в пакетах вся, со мною случилась череда метаморфоз. Сначала только гнев и гнев. Ну, чуть не лопалась от переполнявшего возмущения. Потом в прошлое погрузилась. Про ваучеры вспомнила, которые у меня выкрали прямо там, где выдали. Про исчезнувший практически на глазах диктофон…

За ваучеры переживала сильно: по селу (дело в Красном Яре было слух же шел, что на каждый по «Волге» дадут, а их у меня четыре было. Из-за диктофона тоже сильно расстроилась. Орудие производства, причем не гипотетическое, а реальное, в тысячу рэ…

Вспомнив про свои такие потери, стала про обворованных родственников вспоминать; кражи, в искусстве нашедшие отражение. В книжках там или в кино. Потом вдруг зону царевщинскую вспомнила, где в командировке была. От «Самарских известий» и с Димой Денисовым. Он как фотокор тогда, я как пишущая. Ездили делать репортаж ко Дню знаний. Честно, к этому дню. В зоне школа имелась. Общеобразовательная. Учиться можно было по желанию всем вне зависимости от возраста. И как - то очень тянулись тамошние тогда к знаниям. Ну, просто полные классы. Мы с Димой на математику угодили. Точнее сказать – на арифметику. Ученикам от девятнадцати до шестидесяти, и им задачки дают. На сообразительность. Соображали по - разному, но все и с большим воодушевлением, я бы даже сказала, азартом. Тех, кто в правильный ответ попадал, вознаграждали. Печенюшкой или конфеточкой. Дима происходящее фотокамерой снимал, а я так за всем наблюдала с самой последней парты первого ряда. Возле мужчины лет сорока. В очках, какие носили интеллектуалы шестидесятых, да и всем своим обликом, ну кроме костюма, интеллектуалов той поры напоминавшего.

На зоне я была первый раз и вообще до этого с

преступниками плотно не общалась, никаких правил общения не знала и по незнанию задавала вопросы, какие не принято задавать. «В связи с чем, - интересовалась, к примеру, у «интеллектуала», - вы здесь ?»

Наглейший по понятиям вопрос, а он ничего, спокойно так отвечал: «По такой - то статье». «А это за что?» - продолжала я демонстрировать темность. «Убийство», -говорил, застенчиво улыбаясь.

Убийца застенчиво улыбался, я рядом сидела, и, поверите: ни ужаса, ни дискомфорта даже. И так все сорок пять минут урока, а под конец и вовсе делается мне до слез трогательно. Потому что передо мной на парте образуется гора из печенья и конфет. Отличившиеся на уроке по рядам переправили. Все до единого, все, что заработали.

«Ну, надо, какие милые!» - подумала я тогда. А когда вспоминала про это про все, увязая шпилькой в снегу и с пустым рюкзаком за спиной, то опять так подумала, и как-то вдруг стала потихонечку с собой договариваться. Сказала себе: «Ну, брось уже злобою исходить. Может, у них, тех, что у Ботаники тебя обчистили, детство было тяжелое? Может, нынешняя жизнь такая, что деньги им нужней, чем тебе? Опять же не обворовать тебя как-то даже смешно. Ну, кто кладет кошельки в рюкзаки? Лохушки полные. То есть люди специально природой созданные, чтобы быть объектами разного рода афер. Опять же накануне ты себя неправильно повела...»

Накануне передачка была «Пусть говорят». Про артистов говорили. Про звезд, которых обворовали. Про Баскова, Киркорова, и про вот эту вот, которая следовательшу играет в сериале «Улицы разбитых фонарей» и дубленки на постерах у нас рекламирует. У нее не какие-нибудь две-три тысячи рублей скрали, а недешевые, не бриллиантовые чуть ли украшения. При том что до этого она в другой передачке на жизнь свою непростую жаловалась. На то, что с мужчинами ей не везет и вообще.

Мне б посочувствовать женщине, а я как-то индифферентно отнеслась, ну и поплатилась, разумеется.

Случайного в жизни ведь нет. Случай - непознанная закономерность. В этом месте я с классиками солидарна.

«Не посочувствовала, вот тебе, Света, и воздалось, - говорила себе, двигаясь сквозь снег вся в пакетах к родному дому. - Главное, чтобы аванс им твой на пользу пошел. Чтоб не на шириво они потратили его, не на пропой, а на подарки, скажем, любимым…»

Вот так вот я с собою беседовала, пока шла, а шла около часу, и в результате дверь отпирала вполне утешившись. Пишу зачем? Честно скажу: чтоб возместить хоть отчасти убытки. Но главное: меня напугали. Один напугал. Он раньше в охране работал, а теперь шоферит и сказал, что документами могут в нехороших целях воспользоваться, а потом, сказал, «тебя затаскают».

«В каких же, - спросила я, - в нехороших?» - «А в Белый дом пройдут по пропуску твоему и чего-нибудь учинят». «Как же, - спрашиваю, - по моему, там же фотка?» - «Переклеят». А то, говорит, и так. Случай помню. Выкрали у сотрудника МВД удостоверение. Сотрудник женщиной была, и миловидной довольно, а удостоверение всем предъявлял мужик с бородой, но долго ему эта наглость сходила с рук».

Ну, как после рассказов таких не насторожиться? Насторожилась, а вечером еще - передачка. Опять же по телевизору. Рассказывают про людей, на чьи паспорта преступники кредиты берут, и про то, как люди эти все после маяются.

Рассказывали мне, впрочем, в эти дни и про жуликов, которые деньги из кошельков изымают, а документы, что взяли попутно, подкидывают. А граждане, которым бумаги эти под ноги на улицах попадаются, в бюро находок их сносят. Я было встрепенулась, а которые говорили, сказали: «Но ты не надейся. Во-первых, такое бюро в нашем городе аннулировано. Во–вторых, и в жуликах нынешних благородства все меньше, и если какой и решится отдать, то только за вознаграждение. Прикинется случайно нашедшим и станет гешефта требовать».

«Ну, уж фигу!» – сказала и решила заявление сделать. Но в такой вот открытой форме.

Короче, прошу компетентные органы считать заметку эту официальным обращением. На случай, если бумаги мои всплывут в какой-нибудь нехорошей истории. Ну и с тем, чтоб внимание обратили на этот вот бермудский наш треугольник, что по Московскому шоссе от Центрального автовокзала до улицы Революционной тянется. Думаете, у одной меня тут исчез кошелек? Многие пострадали аналогичным образом. С моими же собственными коллегами были случаи. Одну аж три раза путем пореза сумки в этих местах обчищали. Другую - один, но взяли деньги, которые она несколько лет копила. И тоже элементарно. Ну, почти что как у меня.

Оксана ЕМЕЛИНА.

Борис Алешин: "Мы – с Renault"На днях будет подписана сделка между АВТОВАЗом и французской компанией Renault.

«В нашем театре нет ни дрязг, ни сплетен, сюда идешь, как к себе домой»

Геннадий Куропаткин,заведующий ортопедическим отделением №1 больницы им. Калинина, заслуженный врач России: «Обычные хирурги всё время что-то отрезают. Мы же только добавляем, наращиваем или заменяем»

Андрей Луговой: «На посту президента России себя не вижу»

Геннадий КИРЮШИН: «Я готов быть менее активным участником бизнес-процесса – стать инвестором». Председатель совета директоров СМАРТСа решил отойти от дел и заняться политикой

Работа идет не только по плану

Жириновского попросили о Луговом

Встреча Владимира Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай»

Андрей ШОКИН: «Вести социально ответственный бизнес для меня гораздо важнее, чем заниматься политикой»

Лев ПАВЛЮЧКОВ: «Зеленые» стали голубыми»

Губернатор Самарской области - Владимир Владимирович Артяков

Третьяк: Путин — залог успеха

Дембельский альбом Владимира Путина

Самара отпраздновала День города

Урны на улицах города Самары

Улицы Самары глазами простого горожанина - 2

Открытые люки - 2

Lada Priora. Фото

Пикет КПРФ у Губернской Думы 24.04.07

Малометражка от АвтоВаза

Открытые люки

Состояние Набережной р. Волга в Самаре (20.04.07)

"Вот я могу сказать, за мэрии здесь закреплен Струковский парк. Вот до тех пор он не станет чистым, я с него не слезу" (мэр Самары Виктор Тархов, "Эхо Москвы в Самаре" от 11.04.07) Фото от 23.04.07

Самара. Воскресенье, 22.04.07, после Всероссийского субботника

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
www.profnastil-ksp.ru

©«Самарапресса.Ru»
Электронный архив самарской прессы
«Sampressa.ru»
(8422) 41-00-30
89277091133
Редакция не несет ответственности за достоверность информации,
опубликованной в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.