Сегодня Пятница 04 Декабря 2015 г.
Поиск:
|  Статьи Гостевая На главную Отправить сообщение на e-mail
Главная новость Основные
Salut, Renault. Блокпакет ВАЗа сегодня отойдет французскому автоконцерну

Медиа-союз России

25 января 2007 г.

САМАРСКИЙ РАЗВОРОТ

- Добрый день. «Самарский разворот». 22-80-120 – номер телефона прямого эфира. 99.1 FM – волна «Эхо Москвы в Самаре».

Я хочу прeдставить наших гостей. Накануне праздника журналистского сообщества у нас в студии представители этого сообщества, представители Медиа-союза, общероссийской общественной организации работников СМИ: Владимир Николаевич Огородников – руководитель приволжского окружного комитета из Нижнего Новгорода, и Дмитрий Александрович Агафонов – директор регионального направления из Москвы.

Мы зададим слушателям интерактивный вопрос: раздражает ли вас тот негатив, который ми видим со страниц газет, с экранов телевизоров на кануне выборов в предвыборной кампании? Или же вы нормально к этому относитесь, пытаетесь выявить рациональное зерно из этого огромного потока информации, который мы получаем? Нужен ли негатив в этот период?

Для начала я у Вас хочу спросить, что такое Медиа-союз? Когда и для чего он был образован и в чем его отличие от Союза журналистов?

АГАФОНОВ: Медиа-союз организован 5 лет назад и ставит своей целью решение профессиональных вопросов, связанных с журналистикой и СМИ. Союз журналистов мы не считаем своими конкурентами, а наоборот – партнерами. Союз журналистов занимается больше творческими вопросами деятельности журналистики.

- А Вы были в Союзе журналистов?

АГАФОНОВ: Нет.

- Если Союз журналистов занимается творческими аспектами журналистики, то какими аспектами занимаетесь вы?

АГАФОНОВ: Профессиональной, юридической поддержкой журналистов. Мы принимали участие в карикатурных скандалах, где защищали наших коллег от тех нападок, которые были на них направлены.

- Что вам удалось сделать за 5 лет существования?

АГАФОНОВ: Собрать вокруг себя некий костяк журналистов, руководителей СМИ, которые разделяют наши интересы. У нас в каждом регионе есть представитель, который занимается продвижением наших интересов, помогает журналистам того региона, подключает их к нашим программам.

- Т.е. Вы нигде не пересекаетесь с Союзом, никак не подменяете его?

АГАФОНОВ: Нет, мы с ним не конкуренты.

- Кто руководит Медиа-союзом?

АГАФОНОВ: Александр Михайлович Любимов - известный журналист.

- Т.е. он не остался в Союзе журналистов, а перешел в Медиа-союз. Кто вас финансирует?

ОГОРОДНИКОВ: Я для начала хотел бы уточнить. Когда мы бываем в регионах, я удивляюсь, что задают один и тот же вопрос: «каковы ваши отношения с Союзом журналистов?». Я хочу сказать – великолепные. Если Дмитрий Александрович не состоял никогда в Союзе журналистов, то у меня этот стаж, наверно, уже лет 30. Я член Союза журналистов, и мне никак это не мешает.

- Это ведь то же самое что состоять и в «Единой России», и в «Справедливой России». Согласитесь.

ОГОРОДНИКОВ: Дело в том, что «Единой России» и «Справедливой России» есть, что делить, а нам делить нечего.

- А медийное пространство?

ОГОРОДНИКОВ: Зачем его делить? Его делить не надо. Надо работать, чтобы на этом едином медийном пространстве было комфортно всем. Возвращаясь к теме взаимоотношений, я хочу сказать, что со многими региональными Союзами журналистов Медиа-союз очень тесно контактирует, работает вплотную. И это у нас неплохо получается. В предыдущие выборы в местные законодательные органы, которые были в октябре, Медиа-союз организовывал общественные центры в тех регионах, в которых проходили выборы, и очень тесно сотрудничал с Союзом журналистов.

- Давайте об этом поговорим. Вы организовываете центры. Что это за центры и для чего они?

АГАФОНОВ: Мы сюда приехали с целью организовать на самарской земле общественный центр мониторинга Пресса и выборы. Основной задачей этого центра является легитимность выборов, консолидация медиа-сообщества во время выборного процесса, вывести СМИ из-под всевозможного давления как административного, так и со стороны партий.

- Вы контролируете?

АГАФОНОВ: мы не контролируем. Наш центр Пресса и выборы не политизирован. Мы не отдаем предпочтения какой-либо из партий, мы хотим юридически и этически защитить в этот момент СМИ.

- Я Вас попрошу объяснить популярно слово мониторинг, чтобы люди поняли, о чем мы говорим.

АГАФОНОВ: Мониторинг – это сбор некой информации, которая идет во время выборного процесса, проверка, имеет ли она под собой законную основу.

ОГОРОДНИКОВ: Потом мы на заседании общественных центров обсуждаем результаты мониторинга. Кстати, центр открыт абсолютно для всех: не только для журналистов, но и для кандидатов, которые принимают участие в выборном процессе, для избирателей.

- Вы еще не знаете, где будете располагаться?

АГАФОНОВ: Мы сегодня будем решать этот вопрос. Мы дадим официальную информацию через самарские СМИ, где будут даны координаты руководителя этого центра мониторинга на самарской земле и будут даны телефоны нашей «горячей линии» Медиа-союза, где будут работать наши юристы, которые будут готовы ответить на любой вопрос.

- Вы работаете от выборов до выборов или теперь уже все время?

ОГОРОДНИКОВ: Общественный центр создается только на период выборов. Выборы – это фон, где проявляется абсолютно все: и негатив, и позитив, и то, чего мы достигли, и то, что мы упустили. Это просто фон, где мы можем каким-то образом повлиять на ситуацию.

- А как повлиять?

ОГОРОДНИКОВ: Я Вам приведу простой пример. В октябре я находился в командировке в Приморском крае. Ситуация там непростая. И в медиа-сообществе все сложно было. Оно очень разобщенное. Более того в предыдущие выборы вообще шла борьба компроматов. СМИ устраивали разборки между собой, между кандидатами. В сентябре нам удалось подписать некое соглашение - договор общественного согласия. Причем подписали его не только руководители ведущих СМИ Приморского края, но и представители партий, которые принимали участие в выборах: «Единая Россия», ЛДПР, «Яблоко».

- Это была инициатива снизу или вы инициировали?

ОГОРОДНИКОВ: Мы инициировали, поскольку ситуация была очень непростая. Для нас это было важно. Кто-то может сказать, что это был некий формальный документ. Возможно. С другой стороны, мы посчитали необходимым, чтобы его подписали как можно большее число участников выборного процесса, чтобы иметь хотя бы моральную основу того, что выборы пройдут честно. Я уж не хочу сказать, что только благодаря нашему договору общественного согласия обстановка в Приморье стала лучше по сравнению с предыдущими годами. Это отмечали все: и Вишняков, и представители партий, и, естественно, журналисты. Нам каким-то образом удалось консолидировать медиа-сообщество. Это уже хорошо, это, я считаю, большой плюс.

- Мы продолжаем «Самарский разворот», и у нас в студии представители Медиа-союза. Мы спрашивали: как вы относитесь к негативу в СМИ накануне выборов? Все, что вы скажете, будет очень интересно нашим гостям. У нас есть звонок в студии. Алло. Здравствуйте.

- Добрый день. Меня зовут Татьяна. Я хотела бы сказать, что негатив – это всегда хорошо, потому что в негативе можно узнать хоть что-то о кандидатах.

- Как Вы относитесь к «черному» PR, к вещам, нарушающим закон?

- К этому – всегда отрицательно. Во-первых, речь идет о «черном» негативе, т.е уголовщина и все остальное. Это дело не предвыборной гонки, это дело милиции и других органов.

- Я правильно поняла, Вас интересуют просто критические материалы?

- Меня интересует правда. Т.е. мы должны знать, кого мы выбираем. Это не всегда должен быть скандал, но это должна быть подтвержденная правда, которую должны знать люди. Они должны знать, кто будет работать на них, потому что все – начиная от депутатов местной организации и заканчивая президентом – это нанятые люди, которые на нас работают.

- Совершенно верно. Я согласна с Вами. Совершенно не хотелось бы, чтобы они нас обманывали. Т.е. Вам нужна честная информация?

- Конечно.

- Спасибо, Татьяна.

ОГОРОДНИКОВ: Нужно прежде всего определиться с тем, что такое негатив. Если это критические высказывания, критические публикации, но в рамках существующего закона то, я думаю, к этому никаких вопросов нет.

АГАФОНОВ: Кстати, мы и ставим перед собой такую цель: чтобы все было в пределах правил.

- С одной стороны я с Вами согласна, но с другой стороны… Например, человек, которому я доверяю, становится кандидатом в депутаты. И вдруг появляется негативная информация, допустим, о том, что было 15 – 20 лет назад, человек ошибся, все всё давно забыли, и вдруг это вытаскивают. И у меня возникает недоброе чувство к тем, кто донес эту информацию. Этот момент тоже существует. И тут возникает вопрос: хотят ли люди знать эту правду или чисто формальную информацию? Лично я считаю, что правду, какой бы она ни была, человеку может сказать только друг. Понимаете как многолико то, о чем мы с вами говорим.

АГАФОНОВ: Мне кажется, это вопрос человеческой этики. Здесь затронут вопрос, несколько выходящий за рамки нашего Центра мониторинга. Мы говорим о некой совестливости людей.

ОГОРОДНИКОВ: Тот разговор, который у нас сейчас затеялся, мне напоминает отдельное заседание общественных центров, где именно это мы и обсуждаем: этические нормы. Во время предвыборной гонки многие эксплуатируют Владимира Владимировича Путина. И одна из партий Еврейской автономной области вместо фотографии В.В. Путина дала фотографию человека, очень на него похожего. Когда на очередном заседании Центра была поднята эта проблема, мы очень долго ее обсуждали. В конце концов обратились к нашим товарищам, чтобы они не публиковали подобные вещи.

- Хорошо. Давайте еще послушаем наших радиослушателей. Алло. Здравствуйте. Как Вас зовут?

- Николай.

- Николай, как Вы относитесь к негативу через СМИ на кануне выборов?

- Негатив, конечно, слово всеобъемлющее. В основном – хорошо. Даже если там половина «чернухи», можно умом докопаться. Очень большие деньги идут на выборы.

- А Вы знаете сколько?

- Цифры разные говорят, но никто точно не скажет.

- Я бы хотела, Николай, чтобы Вы рассказали, во что деньги вкладываются. Все говорят, что много денег идет на выборы. Куда «на выборы»? На что тратятся деньги на выборах?

- Для того, чтобы обмануть. Если бы журналисты не мешали и опубликовали точно статью, например, о Лиманском: каким он пришел и каким он вышел, сколько он с собой миллионов или миллиардов забрал.

- У нас идет неконструктивный разговор. Мы немного не о том говорим, Николай. Мы об этом уже много говорили, об этом писалось много. Этого никто не скрывает. Добрый день. Мы Вас слушаем.

- Добрый день. Василий Владимирович. Я хочу сказать, что нужен, конечно, негатив, потому что из негатива всегда получается позитив.

- «Минус» на «минус» дает «плюс»?

- Конечно.

- А если это – негатив, который нарушает закон?

- Это не негатив. Это – преступление.

- Спасибо, Василий Владимирович. 22-80-120. Мы принимаем ваши звонки. Добрый день. Как Вас зовут?

- Меня зовут Ирина. Я хочу сказать по поводу негатива. Если люди во время предвыборной кампании будут воспринимать негатив как действительно негативное – это одно, это не будет правдой, это будет лжепрвдой. Мне кажется, некорректно поставлен вопрос: негатив – хорошо это или плохо? Это, наверно, нужно воспринимать как объективную информацию о кандидате.

- Т.е. Вы воспринимаете негатив как объективную информацию?

- Нет, не я воспринимаю негатив как негативную информацию. Я говорю, что некорректно поставлен вопрос Вами. Информация должна быть объективной, и здесь нет места негативу. Каждый человек воспринимает объективную информацию либо как негативную, либо как позитивную.

- Хорошо. Спасибо. Тоже интересный ответ. Я думаю, вопрос поставлен корректно, и мы хотим получить ответ именно на этот вопрос. Добрый день. Представьтесь, пожалуйста.

- Евгения Борисовна. Я считаю, что само выражение «негатив» не совсем верное. Это не негатив, а должен быть объектив, т.е. должна быть объективная информация, которая проверена, которая не выдумана. Вот это важно.

- Спасибо. Алло. Добрый день.

- Сергей Абрамович. Я тоже считаю, что информация должна быть объективная, какой бы заряд она не несла. Люди, исходя из своего воспитания, знания человека, сами рассудят, как посмотреть на эту негативную или объективную информацию. Я считаю, чем больше мы будем знать негатива и позитива, тем лучше, тем легче человеку разобраться. И СМИ даже осуждать нельзя за то, что они доносят негативную объективную информацию.

- Я правильно Вас понимаю: Вы говорите о том, что информация должна быть как можно полнее?

- Да, как можно полнее, не зависимо от того, какой она в себе несет окрас: негативный или позитивный. Люди сами разберутся. Я приведу пример. Прохоров, т.н. олигарх, повез несовершеннолетних девочек для услуг в Леон. Представьте себе, что через 5 лет он будет баллотироваться в президенты, и вдруг всплывет информация, что такой случай был. Нужна или не нужна эта информация, люди сами будут смотреть. Может, кто-то посчитает, что он великий организатор, а другой подумает «мы и так слишком низко опустились в смысле нравственности и культуры». Пусть каждый сам подумает.

- Скажите, пожалуйста, Вы всем изданиям доверяете?

- Я никому не доверяю, но принимаю во внимание.

- Спасибо большое. У вас есть комментарии?

ОГОРОДНИКОВ: Я считаю, что большинство радиослушателей подтвердили один из наших первых посылов, связанный с тем, что СМИ должны функционировать в рамках действующего закона, а все, что касается с негативом, позитивом, то я согласен с последним радиослушателем. Действительно, все воспринимается в зависимости от того, как человек настроен, на сколько он образован, на сколько информирован.

- Добрый день.

- Добрый день. Владимир. Мне хочется сказать по поводу негативной информации. Если профессиональная деятельность той или иной партии или чиновника является негативной с точки зрения народа, почему об этом нельзя говорить? Например, депутаты «Единой России» принимаю законы антинародного, антисоциального характера или такие, который на данном этапе не нужны, когда в государстве есть более важные дела. И когда об этом говоришь, «Единая Россия» воспринимает это как негатив. Но как же так? Принимается закон о ЖКХ – антинародный, закон о природных богатствах, о монетизации и т.д. Они говорят, что это хорошие законы, но на самом деле они плохие, потому что наносят ущерб рядовому гражданину нашей страны. Еще – закон о пенсионной реформе, по которому только чиновники, проработавшие на госслужбе, получают пенсии по 10-15 тыс., а человек, проработавший 30-40 лет и получающий хорошую зарплату, все равно получит 3 тыс., на которые жить практически невозможно. Я могу понять, что губернатор, глава района или администрации получают какие-то льготы. Но почему какой-то клерк или машинистка, работающие в этой администрации, тоже считаются госслужащими и тоже получают пенсию в 10-15 тыс.? Почему так? И об этом нельзя говорить? Надо говорить. Но «Единая Россия», которая принимает такие законы, говорит, что они только за народ и делают только хорошее. Где же это хорошее. Естественно, это не негатив. Это – здоровая критика.

- Спасибо, Владимир, за Вашу точку зрения. Добрый день. Мы Вас слушаем.

- Здравствуйте. Меня зовут Дмитрий. В вопросе негатива через СМИ я руководствуюсь словами нашего президента. Когда его спросили «Как Вы относитесь к той информации, которая к Вам поступает, когда Вы начинаете ей доверять?», он ответил «Когда я начинаю ее перепроверять». Это отличный ответ.

- Алло. Добрый день. Мы Вас слушаем. Как Вас зовут?

- Галина Михайловна. Когда начинается предвыборная кампания, все газеты: и большие, и маленькие, и рекламные, - начинают печатать агитинформацию. Ведь на это столько денег тратиться. Я хочу другое сказать. Когда я работала в больнице, мне давали распространять газеты среди больных. Одна из больных, работавшая журналисткой, посоветовала мне не читать ни одну из газет. Она мне сказала, что если она не напишет статью на какую-то тему, она останется без зарплаты. Я их никогда не читаю.

- Вы вообще газет не читаете?

- Только «Самарскую газету». Но эта женщина говорит, ни в одной газете правды нет.

- Вы думаете в «Самарской газете» этого не может случится?

- Может, конечно. Но желательно, чтобы этого не было. Все-таки хочется хоть раз услышать правду.

- Спасибо за Ваш звонок. Алло. Добрый день.

- Здравствуйте. Меня Сергей Викторович зовут. Я хочу сказать, что два Ваших гостя – это люди, которые работают для того, чтобы «пиарить» какого-то одного человека, который должен войти во власть.

- Может быть, Вы скажете – кого?

- Любого человека, для которого они созданы. Они выполняют то, что им приказали, делают свою работу. И пусть они ее хорошо делают. Надо делать так, чтобы выдвигая и восхваляя одного человека, они не унижали другого человека. А остальное – они делают свою работу. Я считаю, правильно делают. Если у них на Дальнем востоке все прошло по плану, значит, они специально приехали в нашу область, чтобы здесь свою работу выполнять. Я считаю, правильно сделали, что приехали сюда, потому что наш регион считается не самым худшим в России.

- Спасибо, Сергей Викторович. Расскажите теперь про МедиаСоюз поподробнее.

АГАФОНОВ: Сергей Викторович, хочется возразить Вам. Мы не поддерживаем какого-либо человека совсем, не хотим отдавать свои пристрастия какой-либо партии или руководителю. Напомню, наша цель, цель организации общественного центра мониторинга - чтобы народ получал объективную и понятную информацию со страниц газет и с телеэкранов. Мы хотим поддержать СМИ, дать понять им, в каком поле они могут работать, за рамки чего не следует выходить.

ОГОРОДНИКОВ: Если мы и хотим кого-то поддержать, то только наших собратьев по перу, журналистов, которые работают на радио, на телевидении. Что касается остальных участников выборного процесса, то мы не собираемся их ни поддерживать, ни какой-то негатив о них давать. Мы работаем со СМИ. Я опять на примере поясню. В сентябре в Астрахани проходили выборы. Еще до старта предвыборной кампании на две областные газеты была подана жалоба со стороны одной из партий. Идея была в том, чтобы не дать нормально функционировать этим изданиям. Дело дошло до Верховного Суда. Весь этот судебный процесс сопровождали юристы МедиаСоюза. В конце концов, мы этот процесс выиграли, и наши журналисты дали им возможность во время всей предвыборной кампании нормально работать.

- А Вы в курсе нашей предвыборной ситуации, которая была на последних выборах главы города? На ГТРК Самара практически никто не мог разместиться, только кандидат от «Единой России»: это действующий мэр. Его поддержала «Единая Россия», он единственный мог появляться на этом экране, остальным просто было заказано. Вы могли бы вмешаться в эту ситуацию и как-то ее решать?

ОГОРОДНИКОВ: Думаю, что да. Если бы работал наш общественный центр мониторинга, то с помощью влияния наших коллег, которые входят в общественный центр, думаю, мы могли бы повлиять на эту ситуацию.

- Сколько человек в МедиаСоюзе? Это большая организация?

АГАФОНОВ: Если говорить о членах МедиаСоюза, то у нас порядка 5 тыс. членов по России. Сам управленческий штат небольшой, потому что мы некоммерческая общественная организация и не ставим своей целью зарабатывать денежные средства. Наша цель – поддерживать коллег-журналистов.

- Вы находите хороших адвокатов? Это ведь дорого стоит.

АГАФОНОВ: Мы пытаемся находить самых квалифицированных адвокатов, которые могли бы нам объективно разъяснить всю ситуацию и помочь человеку в том или ином вопросе.

ОГОРОДНИКОВ: Кстати, нам это удавалось. Дмитрий Александрович был в Липецке. Там сложилась достаточно щекотливая ситуация. Она была связана с функционированием ГТРК Липецк и с самим господином Вишняковым. Дмитрий Александрович может в двух словах рассказать об этом.

АГАФОНОВ: Был интересный момент, когда господин Вишняков посоветовал всем представителям партий подать в суд на ВГТРК Липецк с тем, что им не в рейтинговое время предоставляется возможность донести до избирателей свои программы, чему мы, собственно говоря, удивились, потому что есть закон, в котором все прописано. Пришлось срочно поехать в Липецк, поддержать коллег, хотя жалобы уже начали поступать в Облизберком. Дело могло дойти до суда, но нам удалось за день разрешить этот конфликт, все жалобы были отозваны. Все поняли, что кто-то просто не разобрался в ситуации.

ОГОРОДНИКОВ: Хочу дополнить. Аналогичная ситуация случилась в Биробиджане тоже после визита господина Вишнякова. Но сразу после того, как он уехал мы собрали членов экспертного совета.

- Хорошо. Давайте вернемся к звонкам в студию. Добрый день. Мы Вас слушаем.

- Меня зовут Степан. Я хочу сказать о негативе. Сергей Михайлович Миронов выступил с предложением никаких негативов не публиковать. Тогда о чем Вы говорите? Во-первых, «Единая Россия» - это партия, которая захватила власть. Это сплошной обман. Мы не собираемся идти на выборы, а Вы говорите о негативах и позитивах.

- Степан, кто такие «мы»? Я, например, собираюсь идти на выборы. Не говорите о всех, говорите только о себе. Алло. Добрый день.

- Роман Давыдович. Я читаю газету «Пульс Поволжья», «Зеркало для героев», издательский дом Провинция предлагает прекратить тратить бюджетные деньги на восхваление чиновников. Очень хорошая статья. В ней говорится, что все газеты, кроме «Пульса Поволжья» оплачиваются властью. А эта газета зарабатывает деньги сама, т.е. она честная и порядочная.

- Я Вам могу сейчас назвать десяток газет, которые сами себя финансируют: «Социальная газета», «Земля и доля», «Самарские известия», «Репортер», «Время», «Самарское обозрение», - это газеты, которые содержат себя сами. У нас есть единственная официальная газета в области – «Волжская коммуна», которая финансируется из областного бюджета. Документы-то надо читать. Где Вы их еще прочтете, кроме как в газете.

- Татьяна Ивановна, я хочу Вам сказать, что журналистики становиться все меньше, пропаганды - все больше. Правильно?

- Неправильно. Надо получать информацию, надо смотреть, слушать, анализировать, делать выводы. Если не будет этих газет, где Вы еще выслушаете официальную точку зрения? На «Эхо Москвы» приходит господин Леонтьев. Почему он приходит на «Эхо Москвы»? Потому что он высказывает официальную точку зрения. Это правильно, когда приходят на эфир чиновники: они должны высказать официальную точку зрения. Именно поэтому же существуют и официальные издания. Мы должны получать эту информацию. Как Вы думаете, за какие деньги должна издаваться областная газета, которая печатает областные документы и материалы и позицию официального органа?

- Все за наши деньги, налоги-то мы платим.

- Не только на это идут налоги. Но информацию мы тоже должны получать. Простите, Роман Давыдович, у нас мало остается времени. Послушаем последний звонок. Добрый день.

- Владимир. Я отрицательно отношусь к негативу через СМИ накануне выборов, потому что у каждого – свои интересы, все проплачено.

- Вы думаете, если я в эфире скажу, например, что прорвало трубу, и целую неделю никто ничего не делает, это проплачено?

- Да.

- Спасибо. Владимир Николаевич и Дмитрий Александрович, вы послушали мнения наших радиослушателей. Вы по-прежнему готовы создавать центр мониторинга Пресса и выборы?

АГАФОНОВ: Тем более надо. Честно говоря, печально за наш цех, журналистский цех. Очень плохо относятся к той информации, которую мы предоставляем нашим читателям.

- Вы думаете, хорошо относятся к Пенсионному фонду, к социальной защите?

АГАФОНОВ: Плохо. Как можно хорошо относится нашим пенсионерам к Пенсионному фонду? Самое печальное в том, что мы-то говорим правду, а многие радиослушатели почему-то уверены, что мы проплачены.

- Есть одна из причин: практически все СМИ корпоративны. По крайне мере в Самаре. Практически все корпоративны, а значит, они соблюдают корпоративные интересы. Практически никто не готов сейчас работать в прямом эфире, практически никто из чиновников не готов прийти на прямой эфир и разговаривать откровенно. Согласитесь, это очень плохо.

ОГОРОДНИКОВ: Это ужасно. Тем более нужна такая площадка для журналистов в Самарской области, где мы могли бы откровенно поговорить о том, в чем нас упрекают читатели, и хотя бы немного сделать для того, чтобы этих упреков было меньше.

- То, что вы открываете двери в том числе и для избирателей, для граждан области, большой плюс. Большое спасибо нашим гостям. Я напоминаю, что это представители МедиаСоюза. Всего доброго. До свидания.

www.autosphere.ru

Борис Алешин: "Мы – с Renault"На днях будет подписана сделка между АВТОВАЗом и французской компанией Renault.

«В нашем театре нет ни дрязг, ни сплетен, сюда идешь, как к себе домой»

Геннадий Куропаткин,заведующий ортопедическим отделением №1 больницы им. Калинина, заслуженный врач России: «Обычные хирурги всё время что-то отрезают. Мы же только добавляем, наращиваем или заменяем»

Андрей Луговой: «На посту президента России себя не вижу»

Геннадий КИРЮШИН: «Я готов быть менее активным участником бизнес-процесса – стать инвестором». Председатель совета директоров СМАРТСа решил отойти от дел и заняться политикой

Работа идет не только по плану

Жириновского попросили о Луговом

Встреча Владимира Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай»

Андрей ШОКИН: «Вести социально ответственный бизнес для меня гораздо важнее, чем заниматься политикой»

Лев ПАВЛЮЧКОВ: «Зеленые» стали голубыми»

Губернатор Самарской области - Владимир Владимирович Артяков

Третьяк: Путин — залог успеха

Дембельский альбом Владимира Путина

Самара отпраздновала День города

Урны на улицах города Самары

Улицы Самары глазами простого горожанина - 2

Открытые люки - 2

Lada Priora. Фото

Пикет КПРФ у Губернской Думы 24.04.07

Малометражка от АвтоВаза

Открытые люки

Состояние Набережной р. Волга в Самаре (20.04.07)

"Вот я могу сказать, за мэрии здесь закреплен Струковский парк. Вот до тех пор он не станет чистым, я с него не слезу" (мэр Самары Виктор Тархов, "Эхо Москвы в Самаре" от 11.04.07) Фото от 23.04.07

Самара. Воскресенье, 22.04.07, после Всероссийского субботника

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
www.profnastil-ksp.ru

©«Самарапресса.Ru»
Электронный архив самарской прессы
«Sampressa.ru»
(8422) 41-00-30
89277091133
Редакция не несет ответственности за достоверность информации,
опубликованной в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.