Сегодня Пятница 04 Декабря 2015 г.
Поиск:
|  Статьи Гостевая На главную Отправить сообщение на e-mail
Главная новость Основные
Salut, Renault. Блокпакет ВАЗа сегодня отойдет французскому автоконцерну

Рубрика: Лица

9 апреля 2007 г.

Сергей Дроботенко: маниакальный юморист

«Если ты такой гениальный, почему такой бедный?» Умение ладить с авторами, терпеливо работать с ними постоянно вносит в репертуар Сергея Дроботенко свежие идеи, новых героев нашего времени, которых зрители узнают и… хохочут до упаду.

Контрамарка

на концерт

– Сергей, меня всегда интересовал вопрос: существуют запретные темы для юмора?

– Безусловно, табу существуют – я никогда, к примеру, не буду смеяться над какими-то религиозными проявлениями. Еще: в доме повешенного не говорят о веревке. О чем я? О том, что время надо чувствовать…

– А что сейчас веселит людей? К примеру, в последние годы советской власти была очень популярна острая политсатира – такой «Прожектор перестройки». Потом в

постперестроечные годы хорошо шли шутки, знаете, как их называют, ниже пояса…

– Юмор меняется вместе с жизнью. Юморист – он отчасти журналист: комментирует жизнь, а комментируя, смеется над чем-то, что-то отрицает, что-то утверждает... Если в советское время, во времена тоталитарного режима, в ходу был иносказательный юмор – рассчитанный на домысливание, то в годы перестройки юмористы уже громили все и вся. Сегодня нас интересуют человеческие взаимоотношения. Нам необходимо разобраться в психологии и, извините, в быте, который необходимо наладить. И юмор помогает настроиться на это.

– Но вот вопрос, который звучит уже много лет: должен артист следовать вкусам аудитории или он обязан их формировать?

– Обязан формировать, думаю, но не в назидательной форме. Вы не можете указывать: вас сразу пошлют по известной дороге. Важно быть понятным зрителю. Карел Чапек когда-то сказал, что это наиболее демократический вид творчества. Почему? Потому что я должен быть понятым сию секунду! Через пять минут смеяться уже будет поздно.

– Вас самого легко рассмешить? Ну вот когда вы последний раз просто так смеялись?

– Несколько месяцев назад ко мне привязался мужик из соседнего подъезда, просил пригласить на концерт. У меня было выступление в Москве, я его позвал. Оставил на кассе две контрамарки. Наступил день концерта, до начала программы еще целый час. Вдруг замечаю за кулисами своего соседа с женой. Увидев меня, он приосанился и сказал: «Я обещал – я пришел».

– Что-то из ряда вон на ваших концертах случается?

– К сожалению, не только курьезы. Как-то вышла статья: мол, я отлупил репортеров в Ярославле. А дело было так: шел концерт, вдруг замечаю в зале съемочную группу, с которой заранее не было никакой договоренности. Ну, думаю, ладно, снимут сюжет и уйдут. Но нет: оператор встал перед сценой, начал не спеша снимать. Я его прошу удалиться. Он отходит ближе к двери и уже там снимает местную журналистку, которая на моем фоне стала вести репортаж. Зрители стали на них глазеть… Наконец когда сами люди стали их выгонять, я подошел к оператору, схватил его за грудки и выпихнул из зала – не бил, а просто вытолкнул за дверь. И вот выходит статья, где проводится полная аналогия с ситуацией «Киркоров – Ароян». А он и заявление в милицию написал.

– И чем все закончилось?

– Ничем. Я человек благородный – простил их.

– Сергей, такой вопрос: а вы свою синицу каким образом поймали?

– Я приехал в Москву из провинциального городка Омска. Прекрасно понимал: терять мне нечего – у меня не было тыла, как у столичных жителей. Для меня бросить свою деревню и рвануть в Москву – это уже сам по себе смелый поступок. Но даже те, кто решается, совершают порой ошибку: толком не знают, куда и зачем едут. Я знал. Очень хотел попасть в высшую лигу разговорного жанра и действовал, что называется, методом тыка: позвонил в единственные тогда юмористические передачи («Смехопанорама» и «Аншлаг»), показал свои кассеты Петросяну и Дубовицкой, им понравилось…

Жирная бочка…

– Сергей, вам уже 37 лет, а вы до сих пор не женаты. Есть проблемы во взаимоотношениях с противоположным полом?

– Только не сегодня! Лет до 17 – возможно, и были. Я был несколько полным мальчиком. Меня дразнили: «Жирная бочка родила сыночка», и я плакался маме об этом. Эта рана не заживала долго, я за одно лето похудел килограммов на 10... С той поры началось мое триумфальное шествие по городам и весям. Вы не слышали о демографическом взрыве лет десять назад (смеется)? В общем, мне хватало женского внимания. Сейчас даже пытаюсь его ограничить, так как это внимание адресовано уже не мне – Сергею Дроботенко, а артисту-юмористу…

– Сегодня, как вы сказали, женским вниманием не обделены! А в какой момент поняли: пришла она, эта вожделенная для любого актера популярность – с многочисленными толпами поклонниц?

– Когда открыл дверь своей квартиры и увидел, как несколько девиц в тапочках улепетывают от моей двери (смеется)…

– Почему в тапочках-то?

– Чтобы я не слышал, как они каблучками цокают: они же стоят под дверью и вслушиваются в каждый мой вздох. В собственном доме я себя чувствую, как рыбка в аквариуме: лишний раз звук в ванной не издашь – за дверью сразу смех раздается. На самом деле лукавлю, конечно, мне нравится такое внимание. Если это все закончится, напрягусь. Я не отношусь к тем артистам, которые, сидя на обшарпанной кухне, рассуждают о собственной гениальности. Мне все время хочется спросить: «Ну если ты такой гениальный, почему ты такой бедный?»

Так вот, насчет поклонниц: когда они говорят хорошие слова, дарят подарки, цветы – это всегда приятно. Другое дело, когда они с крыши дома напротив разглядывают в бинокль, как я выхожу голый из ванной. Или, как было недавно в ночном клубе: пока охрана на секунду отвлеклась, женщина успела намотать клок моих волос себе на руку и вырвать. Я от боли чуть сознание не потерял. Но это, наверное, неминуемая расплата за нашу красоту и молодость.

– Не стоит огорчаться: и то и другое со временем проходит…

– Честно говоря, стареть-то не хочется, и поэтому я строго держу себя в форме. В Минске на съемках концертной программы ко мне утром в номер стучится мой директор. Я открываю – весь взмыленный после гимнастики. Он спрашивает: «Что ты делаешь?» Я говорю: «Отжимаюсь». – «Зачем?» – «Чтобы всегда выглядеть неотразимо». – «У тебя уже мания величия начинается….» Пусть меня некоторые записывают в маньяки. Я хожу в спортзал, бегаю, совсем не пью спиртного, потому что не хочу по утрам шарахаться от своего отражения в зеркале…

– Кстати, считаете себя уже обеспеченным человеком – ваша гениальность гарантирует вам достойное существование?

– Артисты моего уровня, как минимум, должны бы иметь небольшой особнячок на берегу океана. Сдается мне, в Америке я был бы вторым человеком по состоянию после Фила Коллинза и получал бы тридцать тысяч долларов за один концерт. Мечты, мечты… Если сегодня сложить гонорар за несколько концертов в месяц, то можно повеситься от горя. В нашей стране наш брат стоит гораздо скромнее. Сейчас я могу себя ни в чем не ограничивать, у меня есть машина, квартира, но я не стал независимым от денег. Да, благодаря известности меня не штрафуют ГИБДДшники, но на этом льготы заканчиваются. Недавно в обувном магазине поймал себя на мысли: «Зачем я покупаю новые туфли, когда прежние еще не сносил?» Хотя кто мне запрещает иметь 20–30 пар обуви? Бедность меня унижает, и я готов пахать, как папа Карло, лишь бы она не вернулась.

– Сегодня Сергей Дроботенко любит себя?

– Обязательно. Тщеславие движет к цели даже сильнее, чем жажда денег. И если кто-то утверждает, что это не так, он блефует…

– Ощущение, что вы немного страдаете «звездной болезнью»…

– У каждого нормального артиста она должна быть. Ненавижу актеров, которые сидят в кабаках и пьют с народом. Любой артист, тем более популярный, обязан держать дистанцию – это условие профессии. Чтобы стать народным, вовсе необязательно «выходить в народ», нужно дарить этому народу свое творчество, пусть даже очень скромное. А для этого надо пахать, а не зарабатывать на хлеб рекламой средства от перхоти.

Между Афганом и Чечней

– Сергей, скоро 23 Февраля! Свою службу в армии вспоминаете?

– Конечно! И только добрым словом. С армией мне вообще повезло: я был призван после второго курса института – в 1988 году, когда Афганистан уже закончился, а Чечня еще не началась. Два года в армии закалили как физически, так и морально. Каждый день подъем в 6 часов и пробежка. Из одежды только кирзовые сапоги и трусы. Даже когда на улице было чуть выше ноля градусов.

– Нелегко давались трудовые армейские будни?

– Нелегко, но… на все, что там происходило, я смотрел глазами юмориста. Слушая очередной словесный перл командира, мог расхохотаться прямо в строю, за что меня, естественно, сажали на «губу». К примеру, как-то наш прапорщик докладывал командиру роты, что в тумбочке рядового Гусева он, цитирую дословно, «обнаружил четырех голых женщин, одну отодрал» (смеется)…

– После того как вы стали известным, друзей прибавилось?

– Нет, но появилась масса новых «родственников». Честно говоря, не подозревал, что фамилия Дроботенко настолько распространенная. Уже стало традицией, что после концерта в гримерку заходит мужчина или женщина и спрашивает: «Я – Дроботенко, может, мы родственники? Ваша мама случайно в 1965 году не училась в Воркуте? Или папа в Хабаровске не оканчивал ПТУ?»

– В рестораны не зовут?

– Дождешься… Лучший отдых для меня – это лежать на диване за плотно закрытыми дверями и завешенными шторами, я не люблю ходить в гости, и принимать гостей тоже не люблю – такой уж я нелюдимый. Есть поговорка: «Хорошо быть одному, когда назавтра есть кому рассказать, как хорошо тебе было одному». К счастью, у меня есть с кем поговорить, есть друзья. И есть очень много работы – а для актера это самое главное: быть востребованным!

Подготовил Максим Колосов

Борис Алешин: "Мы – с Renault"На днях будет подписана сделка между АВТОВАЗом и французской компанией Renault.

«В нашем театре нет ни дрязг, ни сплетен, сюда идешь, как к себе домой»

Геннадий Куропаткин,заведующий ортопедическим отделением №1 больницы им. Калинина, заслуженный врач России: «Обычные хирурги всё время что-то отрезают. Мы же только добавляем, наращиваем или заменяем»

Андрей Луговой: «На посту президента России себя не вижу»

Геннадий КИРЮШИН: «Я готов быть менее активным участником бизнес-процесса – стать инвестором». Председатель совета директоров СМАРТСа решил отойти от дел и заняться политикой

Работа идет не только по плану

Жириновского попросили о Луговом

Встреча Владимира Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай»

Андрей ШОКИН: «Вести социально ответственный бизнес для меня гораздо важнее, чем заниматься политикой»

Лев ПАВЛЮЧКОВ: «Зеленые» стали голубыми»

Губернатор Самарской области - Владимир Владимирович Артяков

Третьяк: Путин — залог успеха

Дембельский альбом Владимира Путина

Самара отпраздновала День города

Урны на улицах города Самары

Улицы Самары глазами простого горожанина - 2

Открытые люки - 2

Lada Priora. Фото

Пикет КПРФ у Губернской Думы 24.04.07

Малометражка от АвтоВаза

Открытые люки

Состояние Набережной р. Волга в Самаре (20.04.07)

"Вот я могу сказать, за мэрии здесь закреплен Струковский парк. Вот до тех пор он не станет чистым, я с него не слезу" (мэр Самары Виктор Тархов, "Эхо Москвы в Самаре" от 11.04.07) Фото от 23.04.07

Самара. Воскресенье, 22.04.07, после Всероссийского субботника

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
www.profnastil-ksp.ru

©«Самарапресса.Ru»
Электронный архив самарской прессы
«Sampressa.ru»
(8422) 41-00-30
89277091133
Редакция не несет ответственности за достоверность информации,
опубликованной в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.